Владимир Чачин. Король с Арбата

Алешка сидит в окопе и вспоминает свое такое недавнее и такое далекое московское детство на Плющихе и Арбате, где он был коронованным «королем» по смешной дворовой традиции. А над головой свистят пули, и после атаки с его товарищей собирают медальоны с адресами, по которым отправится страшная серая бумага.

Меня не однажды спрашивали, зачем я читаю так много книг о войне, что нового я надеюсь вычитать в сотнях повестей, романов, рассказов и поэм? Я не отвечаю, потому что это сложно объяснить человеку, который чувствует иначе. Каждый автор-фронтовик — это еще один вернувшийся. Еще одна непорванная нить, тянущаяся в будущее. Нет двух одинаковых судеб и нет двух одинаковых душ. И война — это не учебник истории, не Курская дуга, блокада Ленинграда, Сталинградская битва и другие даты, выученные в школе. У каждого эта война своя. И счет к этой войне у каждого свой. Мне, слава Богу, никогда не представить, как им было страшно в этом противоестественном и бесчеловечном котле, в этом аду, который люди устроили сами.

Но я уверена, каким бы ни был человек, как бы он ни стоял «за идею», умирать каждый идет не за любимую, но абстрактную Родину, и уж точно не «за Сталина». Вот Алешка, например, воюет за Ларискино окно. За Женьку, рисовавшего Джоконду на земле. За самодельный кинопроектор. За сестру Нону. За натруженные руки матери, которые она вытирает о передник, отрываясь от дел. За кинотеатр, в который ребята пробирались тайком летними ночами. За инвалида Ивана Иваныча, гнавшегося за Алешкой на костылях. За рыжую Лидочку, так горячо отстаивавшую его в милиции. За смешного малыша Славика. За учительницу Пелагею Васильевну. За Наташу из райкома комсомола, которая все понимает. И даже за бывшего врага Бахилю. Он не хочет защищать «заодно все сразу», потому что оно находится «на нашей советской улице, в нашей Москве». Ведь было в его жизни всякое: подлый Гога, и дефицит, и арест соседа, и многое другое. И школьное сочинение «За что я люблю свою Родину», которое вспоминается Алешке в страшный момент, — для него серьезно, оно пишется не для галочки и не так, как «надо», а от души, и так много хочется сказать о то маленьком и огромном, чудесном мире, в котором он живет, о Плющихе и Арбате. И уже тогда, в седьмом классе, думалось Алешке о том, что у каждого есть своя Родина, и для каждого она — лучшая. А теперь он солдат на войне, подумала я, и на той стороне — такие же вчерашние мальчишки, у которых есть своя Родина.

Война в этой повести выступает в роли рамы, обрамляющей и оттеняющей шикарную, сочную картину довоенного детства. Ребята прогуливают уроки, влюбляются, дерутся, мастерят и изобретают, чему-то учатся, бегают в кино, восхищаются героями, маршируют с красноармейцами. Их простая и обыкновенная жизнь так насыщена событиями и эмоциями, так реальна, что мне захотелось туда, к ним. Это случается нечасто. Я, конечно, всегда сопереживаю героям, но такие книги, в которых хотелось бы жить, очень редки.

Я зачитывала смешные моменты дочери, еще что-то она читала у меня из-за плеча, и я понимаю, что ей и интересно, и нравится, и я обязательно дам ей эту книгу. Вот только не знаю, сейчас или еще через годик-другой. Все ли она поймет в 12 лет? Она еще такой ребенок! А впрочем, семейная привычка перечитывать понравившиеся книги постепенно откроет ей всю глубину повести Владимира Чачина. Его имя до сих пор не было мне знакомо, и я бесконечно благодарна издателям за такую жемчужину в моей библиотеке.

Елена Филиппова, специально для Лучшие детские книги: новинки и старинки #лдк_рецензии#лдк_самокат

Владимир Чачин. Король с Арбата
Художник: Кирилл Челушкин
Самокат, 2015
[Lab] http://www.labirint.ru/books/504111/?p=11352Ti9YX-XP5hEb-KLjIP7IeUuPr2zMzG6RYazPI69JZn4UlyTTtlqKSnk9w2uf-JNw6YJjpXRdXysOU

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *