Мария Рольникайте. Я должна рассказать

После прочтения книги появилось первое желание — убрать, спрятать, забыть, жить как жила раньше. Но такое решение приняли для себя множество людей по всей планете — про эту трагедию просто пытаются забыть. Старому поколению это сделать сложнее, новому поколению — нет ничего проще, мало кого трогает несколько сухих абзацев в учебнике истории… Но Мария Рольникайте, автор книги «Я должна рассказать», вела свой дневник в нечеловеческих условиях, прятала свои записи под одеждой, в обуви, рискуя жизнью, что-то заучивала наизусть, лишь бы только сохранить память о Вильнюсском гетто, о концлагерях, о массовой гибели еврейского народа, она даже не верила в то, что выживет, но надеялась, что хотя бы записи ее найдут. Ведь это самое страшное, когда не только люди погибают, но и память о них. Сколько их там похоронено, безвинных людей, в одной только Литве? Десятки тысяч. Что знаем мы о них? Ничего…

До 22 июня 1941 года семья 14-летней Маши Рольникайте жила как тысячи других еврейских семей Вильнюса, у них было жилье, возможность работать, учиться, свободно общаться и передвигаться — у них были права. У красивых и интеллигентных родителей, Тайбы и Гирша, кроме Маши, еще была старшая девочка — 17-летняя Мира, и двое малышей — 5-летний Рувик и 7-летняя Раечка. Большая и дружная семья. Как это хорошо в мирное время, и как страшно в военное. В одиночку еще можно как-то рискнуть, убежать, спрятаться, а всей семьей, с маленькими детьми далеко не уйдешь. Тем более пропал папа…

Город занимают немецкие оккупанты. С самых первых дней становится ясно даже девочке Маше, что немцы считают евреев худшими из людей, если вообще считают за людей. Сначала это просто вывески на кафе и ресторанах «Für Juden Eintritt verboten» («Евреям вход воспрещен»), затем новые унижения — всем евреем приказано носить специальные знаки (и эти знаки без конца меняют), и сдать все ценные вещи, деньги и украшения. «Очевидно, в их проклятом гестапо сидит какой-то дьявол, который специально придумывает для нас новые беды,» — пишет Маша в своем дневнике. Но это еще не беды по сравнению с тем, что ждало их впереди…

Скоро всех евреев города отправляют в гетто — это были специально отведенные, изолированные от остальных улиц города районы, обнесенный высокой стеной. Жители такого гетто могли выходить в город только на работу, а, возвращаясь, ничего не проносить с собой, особенно это касалось продуктов питания. До конца октября 1941 года таких гетто в Вильнюсе было два, но если в первом гетто содержали рабочее население, то во втором — нетрудоспособных и пожилых людей, поэтому оно и было ликвидировано в первую очередь. Спокойная жизнь теперь только снилась — из-за куска хлеба за пазухой, из-за неосторожного слова, практически из-за любой мелочи ждал расстрел, да еще все время проходили «акции» — приезжали грузовики с солдатами и отбирали очередных жертв для уничтожения, их расстреливали в Понарах, небольшом дачном поселке, под Вильнюсом.

Практически каждый день Машина семья была на волосок от смерти, но удавалось выжить, иногда просто чудом. Да еще и старшая сестра Мира, с помощью добрых литовцев, смогла сбежать с гетто и спрятаться. И как-то незаметно, постепенно, я стала воспринимать эту книгу не как воспроизведение реальных событий, произошедших с Машей и с ее семьей, а как военный роман, в котором, сколько бы смертей не случалось вокруг, но с Машей и близкими будет все хорошо до самой последней страницы. Казалось, что семья, дети, всегда будут вместе, пройдут все эти круги ада, настанет мирная жизнь, а если и разлучатся на какое-то время, то после войны семья будет вновь воссоединена. Но дальнейшие события из дневника развеяли всю веру в чудеса…

Когда фашистами было решено ликвидировать последнее гетто (а вместе с ним остатки еврейского населения), всех людей разделили, «отфильтровали», на две группы. В первую вошли люди, еще способные работать, куда и определили Машу Рольникайте (их погнали в концлагерь Штрасденгоф под Ригой). Во вторую попали люди, не пригодные для работы, в том числе старики и маленькие дети. Они подлежали немедленному уничтожению. Так Маша потеряла в один трагический день (24 сентября 1943) сразу трех близких людей — маму, сестру Раечку и брата Рувика… Именно им посвящена эта книга… Но беды, нечеловеческие лишения, страдания Маши на этом не были закончены — ее ждали годы тяжкой работы в трудовых концентрационных лагерях Штразденгоф (Латвия) и Штуттгоф (Польша).

Ни одна книга ужасов не сравнится с книгой, написанной об ужасах, которые происходили с реальными людьми. Внутри все переворачивается от одной мысли, что все это было на самом деле. Ведь кроме Маши, Машиных близких, были еще тысячи, десятки, сотни тысяч невинных жертв, и не только в Вильнюсе. Как? Ну как это смогли допустить? Почему никто не остановил эту «адскую машину»? Не нахожу слов, чтобы выразить все свои чувства. Эту книгу нельзя просто прочитать, ее проживаешь, вместе с героями, и требуется время, чтобы прийти в себя.

Настоятельно рекомендую прочитать всем, оставить своим детям и внукам, учителям -использовать в качестве пособия на уроках истории. Мария Рольникайте провела большую работу, положила жизнь на то, чтобы увековечить память о жертвах холокоста. Об этом нельзя забывать, чтобы не допустить повторения.

В конце книги можно найти дополнительный материал: фотографии, а также ссылки и QR-коды для перехода к видеоматериалам — специальным репортажам, воспоминаниям очевидцев и беседой с самой Марией Рольникайте о ее дневнике.

Елена Кузьмина, специально для Любимые детские книги: новинки и старинки #лдк_рецензии#лдк_самокат

Мария Рольникайте. Я должна рассказать
Самокат, 2015
[Lab] http://www.labirint.ru/books/513235/?p=113522iLqPOCQbjY 60y5roFlcUk tKWpufLCCVQ sPDTkXmRhtU sdyDda12K0w eh1xeng5DSY NjwuqLNdCm0 dyK9ztDsVqg L7sCfOTruMQ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *