Жюль Сюпервьель. Вол и осёл при яслях

Обычно я прохожу мимо книг, пересказывающих историю рождения Христа. Почему? Мне кажется, что рассказа в детской Библии с отличными иллюстрациями ребенку вполне достаточно, и есть много других прекрасных произведений, связанных с Рождеством. Тем не менее, в прошлом году я все же купила две книги, поразившие меня необычным взглядом: «Рождество» Михаила Алдашина по его одноименному анимационному фильму, заворожившую меня своей особой атмосферой, и книгу Жюля Сюпервьеля «Вол и осел при яслях», о которой я и хочу сейчас рассказать.

Я очень долго смотрела на великолепные иллюстрации Игоря Олейникова, на задумчивых животных, сияние, исходящее от Младенца и крошечных золотых ангелов, порхающих вокруг – и не решалась взять книгу из-за спорных отзывов. А потом вдруг вспомнились стихи Саши Черного («Бык дохнул в лицо Младенца/ И, соломою шурша,/ На упругое коленце/ Засмотрелся чуть дыша.») – и я решила: была не была, беру! И не пожалела. Книга французского поэта на любителя, она странная, но странная в хорошем смысле. В самом деле, необычно, чтобы центральной фигурой при описании Рождества Христова становился вол. Язык тоже такой, что залпом не прочтешь, хотя страниц немного: здесь все обращено внутрь, нужно осмыслить и прочувствовать, прожить каждую фразу. Мы читали книгу несколько вечеров, понемногу.

Вол и осел присутствуют при рождении Спасителя. Вол, которого привычнее считать животным грубым и глупым, обнаруживает вдруг очень тонкую душевную организацию, он так поражен свершившимся чудом, что все его чувства и помыслы теперь подчинены Младенцу. Вол трепетно охраняет Иисуса, согревает его своим дыханием, даже играет ему на флейте (!!!), когда никого нет поблизости. Он ужасно боится напугать Младенца, ненароком растоптать или вдохнуть ангела. Прежняя жизнь кажется Волу невозможной: как может что-то оставаться неизменным, когда пришел Он? Волу кажется, что каждая былинка, цветок, камень, даже вода и самый воздух знают, что свершилось, и проникнуты благодатью. Как можно съесть травинку, когда она осознает Бога? Вол перестает есть, это занятие кажется ему теперь бессмысленным: «его насыщало счастье». Он молится про себя, размышляет о себе самом, его беспокоят рога, которые могут причинять вред. Достоин ли он быть приближенным к Младенцу? Перенесите все эти мысли на человека – и вы поразитесь глубокому смыслу, скрытому в них.

Осел, товарищ Вола, не таков. Его не заботит какой-то высший смысл, он посмеивается над Волом и кичится тем, что на нем ехала Дева. Однако Осел тоже ревностно охраняет Иисуса и с недоверием относится к посторонним. Глазами этой пары мы видим пришедших поклониться соседей, волхвов, всех существ от насекомых до слона, поведение и переживания которых автор описывает очень подробно.

В книге печальный конец (а может, и нет, сейчас объясню): ослабевший Вол не может продолжать путешествие, когда Мария и Иосиф бегут от Ирода. Он ложится и больше не встает. Таков его выбор. А над ним в небе – созвездие Тельца, которое «теперь будет всегда», незримо храня тех, кто дорог. Вы можете не читать эту концовку ребенку, если она вас смущает, но я долго думала над ней и пришла к выводу, что мастер жанра притчи Сюпервьель мог видеть в судьбе Вола аллегорию вере: ведь когда человек узрит Христа, его прежняя жизнь кончается, и начинается совсем иная, а еще душе его уготована жизнь вечная.

Елена Филиппова, специально для Любимые детские книги: новинки и старинки #лдк_рецензии#лдк_никея

Жюль Сюпервьель. Вол и осёл при яслях
Художник: Игорь Олейников
Никея, 2013
[Lab] http://www.labirint.ru/books/396737/?p=11352QCc3mtccnMEv0vMlYQVLZw

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *