Юрий Слепухин. Перекресток

Роман Юрия Слепухина «Перекресток» произвел на меня сложное впечатление, которое не передать в двух словах. Глубина и неоднозначность роднят его с самой жизнью, где непредсказуемо переплетаются многие нити, где нет ясного сказочного сценария, по которому развиваются события.Роман «Перекресток» открывает тетралогию о судьбах поколения, шагнувшего со школьной скамьи в кромешный ад самой ужасной войны на памяти человечества. Первая часть – самая нежная, это роман о начале большой любви накануне катастрофы.

В центре нашего внимания двое молодых людей, Таня и Сережа. Таня – взбалмошный бесенок, совершающий необдуманные поступки, не считаясь с мнением окружающих, самолюбивый и избалованный, но при этом бесконечно честный, искренний и справедливый человек. Она излучает обаяние, сияние юности и веры в лучшее. Смешная девчонка вечно увлекается чем-то новым, она открыта необъятному миру и невообразимо прекрасному будущему, полному возможностей. При всех ее недостатках ни у кого из тех, кто достаточно хорошо знает Таню, не повернется язык сказать о ней что-то плохое. Оставшись сиротой после смерти отца, тринадцатилетняя Таня уезжает из Москвы в украинский Энск с дядей-военным. Девочка хорошо обеспечена, но ее обожаемый Дядясаша очень часто отсутствует, совсем как ранее отец Танюши, и подобное воспитание многое объясняет в ее характере.

Сережа на два года старше, он попал в один класс с Таней потому, что раньше мало интересовался учебой и оставался на второй год. Его серьезный характер значительно отличается от Таниного, как и условия, в которых он живет. Мать Сережи растит детей одна, старший брат уходит добровольцем на Финскую, и юноше приходится работать, чтобы помочь семье. Сережино увлечение техникой так заразительно, что еще десяток страниц – и я сама кинулась бы чертить схемы и читать специальные журналы. Стойкость и упорство в достижении целей с лихвой искупают некоторую наивность, поспешность отдельных суждений и упрямство.

Характеры героев сложны и интересны, они делают их удивительно живыми и настоящими. Их первое, наивное и нежное, очень серьезное и чистое чувство развивается непросто, напоминает танец: шаг вперед, шаг назад, поворот — есть смешные и очень трогательные моменты, и ведь эти отношения строятся не в вакууме, вокруг – семьи и друзья со своими мнениями и проблемами, жизнь ребят кипит, в ней происходит много самых разных событий на фоне стремительного развития страны, конфликтов в Монголии и Финляндии, назревающей войны с фашистской Германией.

Единственное, что мне не понравилось в романе – слишком много политических и идеологических рассуждений из уст подростков. Я охотно верю в то, что такие были, их так воспитывали, и многие обсуждаемые темы тесно связаны с поступками молодых людей, с их надеждами и сваливающимися на них неприятностями, но все же – я с трудом пробиралась через такие отрывки. Боюсь, подростки будут просто пропускать целые куски. Возможно, кому-то, наоборот, это покажется интересным, но увлечет ли его тогда основная, любовная линия? Мне больше по душе произведения той эпохи, в которых политическая ситуация все же затрагивается вскользь, если не играет решающей роли в сюжете.

А годы идут, приближается выпуск, июнь 1941 года, молодые люди ощущают себя на перекрестке жизни, им предстоят важные решения и дальняя дорога, вот только совсем не та, которую они пытались предугадать, разглядеть за горизонтом. Я не знаю, у кого получится сдержать слезы, читая параллельное описание выпускного вечера и действий немецких войск в ночь на 22 июня.

Мы расстаемся с ребятами в июле этого страшного года, и впереди страх и надежда. Признаюсь сразу, я разыскала остальные романы тетралогии, и долго пребывала в полном смятении. Много лет назад похожее состояние было у меня после прочтения «Живых и мертвых» Константина Симонова. Читатель имеет право поставить точку там, где захочет, и придумать свой, счастливый конец истории, а потому тем, кто не готов сражаться с ужасами и несправедливостями военных судеб без прикрас, о которых читать порой тяжелее, чем о смертях полюбившихся героев, я бы советовала остановиться на этом романе. Но если вы готовы идти дальше, вам потребуется все ваше читательское мужество.

Роман «Перекресток» я бы дала в руки читателю 15-16 лет, некоторым, возможно, чуть-чуть раньше.

Елена Филиппова, специально для Любимые детские книги: новинки и старинки #лдк_рецензии #лдк_речь

Юрий Слепухин. Перекресток
Художник: Юрий Николаев
Речь, 2016
[Lab] http://www.labirint.ru/books/535270/?p=1135227833506b073a84b8da7055d3883bac95108b5adf91adb88293002721e1ce130 e4e9efb670d457c6b690fb7188ed81e8 065a1d71cf708df1e99b20fbbed2a122 5674f6aee76b3bc8d28882b2a939df1a c80301b5df81893ca687b895cdef2856 93904398a4e190280ae92306d277a426 93cc43b6029048e20d2956d077016875  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *