Юрий Никитинский. Вовка, который оседлал бомбу

Упоминание бомбы в названии и рисунок на обложке настораживают, но не то чтобы очень. Что-то есть в этом шуточное, озорное, это может оказаться какой-то фантазией, метафорой – да чем угодно. Да и тон повествования усыпляет бдительность читателя. Оно ведется от лица мальчишки по имени Влад – или Владян, как называет его друг Вовка. И здесь легко усомниться в существовании писателя Юрия Никитинского, по крайней мере, его причастности к этому тексту. Нет, это точно Владян рассказывает, и язык, и интонации, и темы – все говорит в пользу этого. Да что вы, этот рассказчик так похож на того парнишку из четвертого подъезда, и немного на одноклассника моего племянника, ну, того, что вечно в разные истории попадает.

 

Юрий Никитинский. Вовка, который оседлал бомбу

Кольнуло и упоминание о том, что в другой город Владян переехал без своего друга Вовки. Но мало ли что бывает, люди все время переезжают и расстаются и на время, и навсегда. У этих двоих навсегда не получится – вон они какие друзья не разлей вода, везде вместе, всегда с приключениями. Слушаешь - кажется, что именно слушаешь, а не читаешь, - как они пытаются заниматься самбо, курить, разводить канареек, жгут мусор и прыгают через костер, ленятся, получают синяки, бывают наказаны, размышляют о жизни на других планетах - и очень сложно осознать, что идет война. Уж очень буднично об этом говорит Владян. Таковы дети: постоянно волноваться, осторожничать, помнить об опасности – это невеселая «привилегия» взрослых. И даже они не могут бояться каждую секунду, чтобы не сойти с ума. А детям всегда нужно все попробовать, все разведать, везде залезть, забраться, искать, раздвигать все мыслимые границы, завидовать «боевым ранениям» и не унывать: «Вот так, Владян, и в приключение попали, и по голове от родаков получили! Это я понимаю, жизнь!»

 

Юрий Никитинский. Вовка, который оседлал бомбу


Жизнь, полная до краев, и совсем обыкновенная. И потому падающие на зоомагазин и школьный стадион бомбы взрываются в голове у читателя с особой силой, встряхивают его: ты что, спишь? Убаюкали, успокоили тебя эти истории? Да там же война, понимаешь, самая настоящая война, не в учебнике истории и не в новостях на экране, там люди гибнут, и твои Вовка с Владяном не в безопасности, понимаешь ты это или нет? И вот тут наступает раздвоение, потому что я это и понимаю, но помнить об этом не хочу, хочу лазить через забор, гонять на велосипеде, купаться и смотреть на звезды, согласна сбегать в магазин, даже прибраться в комнате, помогая Вовке.

А случай с бомбой, самой настоящей, кстати, одновременно страшный и какой-то анекдотический, приходится примерно на середину книги. И что? Все ведь живы-здоровы. И я расслабляюсь, успокаиваюсь, вытряхиваю последние крошки страха и продолжаю читать дальше. И вот тогда-то автор, так долго и умело меня отвлекавший и прятавшийся за Владяном, наносит удар. Дышать больно, в глазах слезы. Я позволила себя обмануть и заморочить, а теперь расплачиваюсь. Но плачу не от обиды, сами понимаете. Война –она всегда рядом. Расстояние до нее измеряется не годами и не километрами, оно у вас в голове и в сердце. Расстояние до войны измеряется отделяющими вас от этого ужаса людьми, теми, кто не желает допустить этого ужаса. Спасибо, что напомнили. И все равно, несмотря ни на что, повесть очень светлая, прочитайте и убедитесь.

Елена Филиппова

Выходные данные

Название: Вовка, который оседлал бомбу
Автор: Юрий Никитинский
Художник: Ксения Дерека
Издательство: КомпасГид, 2018
ISBN: 978-5-00083-424-4
Страниц: 88

Где купить


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.