Юлия Яковлева. Краденый город

Эту книгу мы читали вдвоем: мое детское я, которое до сих пор боится темноты в собственной квартире, неспокойных ночных теней на потолке и выставлять ногу из-под одеяла – мало ли – и мое взрослое я, которое снисходительно хмыкает над детскими страхами, твердо знает, что привидений не бывает и предметы не оживают, видит суровую реальность за авторскими метафорами и аллегориями, но при этом мурашки по спине у обеих ползают одинаково – так завораживает повествование.

Вторая книга Юлии Яковлевой из пяти, намеченных в цикле «Ленинградские сказки», эта уже долгожданная, и снова бессонная ночь и бешено колотящееся сердце. На дворе сорок первый год, и к началу войны трое знакомых нам ребят: Таня, Шурка и Бобка – подросли, привыкли к жизни с тетей, без родителей, которых забрал Ворон. По странному для детей, но вполне объяснимому для взрослых стечению обстоятельств у Бобки появляется игрушка – потрепанный плюшевый медвежонок, а вся семья оставляет намерение эвакуироваться из города и попадает в ловушку блокадного Ленинграда, причем в чужой квартире. Ох, непрост окажется медвежонок, а квартира способна навести ужас. Очень мастерски, понемногу, автор нагнетает обстановку: показалось или нет, краем глаз уловил странное движение – да не приснилось ли?

Надвигается самая страшная, самая голодная блокадная зима, все тяжелее двигаться, путаются мысли. Из квартиры начинают бесследно исчезать соседи. Мудрено ли, в городе, где не найти продуктов и дров, но проще простого попасть под обстрел? И все же становится не по себе. А мебель, старая, красивая, так отличающаяся от грубого новодела, кажется, следит за людьми, угрожает им. Дома и тротуары – все ополчается против детей. Что это? Бред, вызванный голодом и тифом, полный упадок сил? Или город в самом деле пытается изжить тех, кто поселился на руинах иной, чужой жизни, в украденном у кого-то городе?

Среди ужасов военной поры детям приоткрывается другая страница истории, в которой все неоднозначно, она манит за собой, ведет в жуткое Зазеркалье в непримечательной картине, сталкивает со странным серым человеком, отмечающим крестами дома, которым не выстоять под бомбежками. Снова в конце повести мы балансируем на одной ноге над пропастью – и удержаться помогает надежда, содержащаяся в анонсе третьей книги. Что будет с ребятами, с их тетей Верой, увидят ли они все-таки снова своих родителей?

Прочитала недавно статью о «Детях ворона», автор которой критикует первую книгу цикла, находит нелогичность в поступках героев, какую-то непоследовательность и поверхностность, недоговоренность. Может быть. Но книга работает, я вижу это по своей дочери, это тот самый крючок, на который попадается детское воображение и любознательность, и эта самая недоговоренность заставляет детей читать дальше по теме, задавать вопросы взрослым. Здесь нельзя кивнуть, согласившись с автором, посопереживать героям, закрыть книгу и поставить ее на полку с мыслью, что ты понял все, что хотел сказать автор. Нет, здесь остается в сознании заноза, и она заставляет думать, взвешивать, обсуждать, спорить. Книга многослойна, и только от самого читателя, его возраста, характера, уровня информированности зависит, что он увидит: мистическую сказку или что-то другое.

Елена Филиппова, специально для Любимые детские книги: новинки и старинки#лдк_рецензии #лдк_самокат

Юлия Яковлева. Краденый город
Самокат, 2016
[Скоро в продаже]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *